Der Totentanz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Der Totentanz » Центр города » Ветеринарная клиника BonaMente


Ветеринарная клиника BonaMente

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Чудом пережившая все взлеты и падения, небольшая, крепко сколоченная контора, занимающая старый двухэтажный особнячок, запертый между новостройками.
Здание дряхлое, но недавно генерально отремонтированное, сверкает новой вывеской и резиновыми ковриками на ступеньках. Все для удобства клиентов и тех, кто за них платит.
Первое помещение внутри - прямоугольный предбанник, завешанный плакатами и информационными стендами. Двустворчатая дверь ведет в коридор, где расположена стойка регистратуры и автоматы с водой и кофе. Чуть дальше начинаются кабинеты врачей, вдоль стен - кресла и банкетки для посетителей. Все скромно и чисто. В самом конце коридора лестница и лифт на второй этаж. Там уже все специализированные кабинеты - томография, рентген, лаборатория, всего не перечислить. Там же - стационар для животных.
К дежурному врачу можно попасть по записи и в порядке очереди.

2

Кабинет Айзека представляет собой унылое, но опрятное помещение, по периметру заставленное шкафами и полками. Смотровой стол, побитый жизнью, но всегда дезинфицированный, расположен у широкого окна. Левее - хирургический, на фиксируемых колесиках. Высокий потолок с рядами ламп дневного света. Столики с лекарствами и инструментом, ряд скелетов - штативов для капельниц.
В самом невыгодном углу - стол и раковина. В нижней полке стола - фляжка с коньяком и початый блок сигарет.

3

Два дня спустя.

"Сегодня зовите меня Арлекин. Я кукла чужого театра, сорвавшаяся в бега по собственной прихоти". Для человека, находящегося постоянно под властью собственных прихотей и импульсов, должен появиться лишь повод, должна смениться тончайшая филигрань настроения для того, чтобы действовать. Смена масок, и на место чувственной и хрупкой в своих повадках Тимлин приходит шкодливый Кристоф, вставший сегодня то ли не с той ноги, то ли просто под влиянием лунного цикла и каких-то одному ему ведомых течений - обстоятельств ли, или еще чего, разница, в любом случае, была не столь велика.
И побег - максимум на час, может быть на полтора - был всего лишь следствием сиюминутного желания именно сейчас пойти против правил, и необходимостью отвезти, наконец, Гремлина в ветклинику.
Именно поэтому Кристоф сидел сейчас в приемной, а не в своем кресле, в спальне. И обнимал кота, а не очередного клиента. В драных в хлопья джинсах, с крупной пряжкой на рыжем потертом ремне. В растянутой короткой майке, с дурацкой надписью "Rich bastard" на груди. Во флисовой толстовке мягко-алого цвета, за молнией которой и сидел Гремлин, ворочая лопоухой головой под подбородком своего хозяина. А сам хозяин трепал его иногда по макушке и теребил пряжку широкого клепанного ошейника на собственном горле, под которым, за слоем тональника, скрывались потекшие синяками следы от шнура-удавки.
Ранним утром в приемной было пусто, и Кристоф устроился довольно вольготно, получив пустую карточку для Гремлина, болтая ногами под стулом и разглядывая постеры на стенах. Сейчас больше похожий на разгильдяя средней степени хулиганистости, на взъерошенного воробья, после долгого перелета присевшего на ветку дерева. Восторженно-горящий взгляд, полный совершенно детской радости по поводу побега из замка. Пустой желудок, не получивший даже утреннего кофе. И яркие, затаенно улыбающиеся губы молодой зубастой ехидны, у которой было сегодня настроение - только развлекаться.
"Принимайте меня, доктор. Принимайте меня, и моего кота. И желательно немедленно".

4

Закончив со старым, давно потерявшим все зубы, тойчиком, Исаак проводил их с хозяином к стойке, сунул девушке, дежурившей сегодня на регистрации, бумажку с суммой. Оглядел коридор и остался доволен - раннее утро отличная пора - мало кто отпросится с работы для того, чтобы сводить любимца к ветеринару. Потому вечером, после шести, здесь будет не протолкнуться.
Сейчас на одном из стульев располагался молодой человек какой-то, как показалось доктору, сдержанно-панковской наружности. Быстро брошенный взгляд не обнаружил при нем ни сумки-переноски, ни подходящей замены ей. Пришлось оглянуться снова, на пути к кофейному автомату. Теперь стал виден и будущий пациент - надежно припрятанный за пазухой у хозяина. Хороший вариант, кстати - лысые животные всегда шпарят, как печки, тут и лишней одежды не нужно.
Маор ненадолго выпал из реальности, замерев у автомата с прижатым к нужной кнопке, пальцем. Очнулся, когда окликнула регистратор, привыкшая к такому состоянию суточных.
Пришлось спешно извлекать свой стаканчик, делать пару глотков, обжигаясь, и снова заруливать в кабинет, жестом приглашая парня с кошкой.
- Заходите. Что у вас?
Одноразовая салфетка на стол, лампа, обязательное заполнение карточки временем и датой. Внимательный взгляд, вежливая полуулыбка, живое участие. Все вполне искреннее, только немного усталое.

5

Кристоф подхватился сразу же, как только ветеринар окликнул его. Поднялся стремительно, но без излишней спешки. Зашел в кабинет, оглядываясь с явным интересом. Подождал, пока врач постелит на смотровой стол салфетку, расстегнул толстовку, ссаживая Грему на тоненькую, почти прозрачную тканюшечку. Кот недовольно поджал хвост и лапы, ему явно было холодновато голой задницей садиться на стол после теплой груди хозяина. Вяло, как иной хамелеон делает, оглянувшись на врача, Гремлин мигнул желтыми глазами, на мгновение прижмурившись, и театрально-показательно обшипел ветеринара. Заранее, в качестве привентивных мер. Хотя, судя по тому, что животное не пыталось удрать со стола, даже не смотря на то, что парень его не держал - сфинкс страха явно не испытывал.
- У меня кошка. Вернее кот. Ну... Нам два года, мы кастрированные... но я первый раз имею дело с этой породой... Короче, у него глаза слезятся. Уже как пару дней. У меня вроде духов никаких резких нет. И корм я ему не менял. И травануться он не мог. - Кристоф сунул ладони в карманы джинс, поднимая плечи и прижав локти к ребрам, совершенно не замечая, что задралась футболка, и пояс брюк сполз невозможно низко. Просто это движение было настолько привычным и домашним, что отказаться от него было невозможно. Эдакий жест полной вселенской растерянности, не несущий за собой никакого совершенно подтекста.
Гремлин потоптался на месте, опустил голову, понюхав салфетку, на которой стоял, и переступил передними лапами еще раз, всем своим видом выражая полнейшее омерзение к столу и к салфетке в частности. Кристоф невольно улыбнулся.
- Ну и... мне говорили, что они достаточно болезненные... и я не хотел бы, чтоб он болел... Но все прививки у нас есть. Во всяком случае, те, что делают, когда покупаешь клубное животное... Какие там еще надо - я не знаю.

6

- Так. Хорошо, прививки его мне сейчас принесут, посмотрим. - Исаак снова быстро, но теперь уже детальнее, оглядел молодого человека, оценив несколько... необыкновенную его внешность, и переключил все внимание на непосредственного пациента. Осторожно поднес руку к красивой, характерной морде кота, дал обнюхать перчатку. Потом попробовал почесать подбородок, но затягивать с этими вольностями не стал.
- Подержите его? Вот так... Пальцами вот сюда... И подмышки. Ага.  - Когда хищник оказался немного зафиксирован, Исаак поймал в ладонь его голову и, аккуратно придерживая, второй рукой подсветил себе, изучая глаза. И правда, протоки немного опухшие, слезятся, но роговица вроде в порядке.
- Раньше такого не было? У сфинксов это частое явление, увы.
Он снова замолчал, приподнимая веко кота. Недовольство, по понятным причинам, нарастало, раздалось шипение. Маор почувствовал, как под пальцами заходили ходуном все, до мельчайших, мышцы животного.  - Сейчас, сейчас, не сердись... Так надо... Потерпи еще немного... Все. - Щелчком выключил свет, отодвинул лампу. - Я заберу кровь на анализ. Не будем исключать вероятности инфекции. И направлю вас к офтальмологу, хорошо? Механических повреждений я не заметил, веки у парня хорошие, но остается еще конъюктивит.
Исаак выпрямился, снова обратил внимание на хозяина. - В любом случае, специалист скажет точнее. Еще жалобы есть? Как кушает? - Он на автомате потрогал живот кота и тут остался доволен - каждый третий сфинкс приходил с твердым животом, а в этом случае, вероятно, молодой человек проявлял сознательность и не гробил животное чудовищными пищевыми извращениями.
Тихо вошла регистратор, передала ему документы кота и, одарив клиента долгим задумчивым взглядом, удалилась.
- У вас панлейкопения единовременная. Это платная вакцинация. Хотите обновить? - И тут же запнулся, пролистав страницы. - Как его зовут?

7

- Ну, вроде не было... - Кристоф послушно держал кота, кот послушно ворочал головой, куда его ворочали - до тех пор, пока держал хозяин. Когда пальцы в перчатках обхватили морду, фиксируя, вяло попытался лапой отодвинуть руку, в чем совершенно не преуспел. Недовольно заурчал, попытавшись мотнуть лопоухой башкой. Потом приоткрыл пасть, глухо зашипев. Тоже, в общем-то, не особо агрессивно, больше напряженно.
- К офтальмологу... - Эхом повторил парень, кивнув медлительно, в чем-то сейчас похожий на своего кота. - Мама промывала своей кошке глаз чаем, когда такое случалось. А тут я не рискнул. Киска-то... не наша... - Кристоф оставил Гремлина в покое, давая ему момент свободы и возможность расслабиться, прежде чем у него будут брать кровь. Погладив, тут же получив поощрение в виде поддавшей в ладонь лобастой головы. - Ну, вроде больше жалоб нет. Ест нормально, какое-то время пытался переедать, но я быстро просек тему, перестал все время еду насыпать в миску. Там, когда я его из клуба забирал, мне объяснили, чем кормить. Потом парень знающий попался, он еще насоветовал... В общем, с едой у нас вообще никаких проблем - знай, лоток вовремя чисти и миску по расписанию наваливай. Ест так, что за ушами трещит. - Парень заулыбался, обнимая кошачью морду ладонями и потрепав под усами. Кот действительно ни в чем не нуждался - ни в еде, ни в пространстве, ни в витаминах. Выглядел временами краше своего хозяина, хотя и жил с ним почти в одних и тех же условиях.
- Какая... копения?.. - Кристоф поднял брови, только коротко оглянувшись на регистратора. - Она нужна? Если нужна, тогда да. А парня зовут Гремлин. Гизмо. Который могвай. - Снова ладони заложены в карманы джинсов. Кот обернулся на хозяина, который перестал его гладить, и требовательно зацедил лапой по полоске голой кожи между задравшейся майкой и опустившимся поясом брюк. Парень дернулся, засмеялся, вновь принявшись гладить своего питомца. - А больно ему будет, эту пению колоть? А то он мне потом все тапки обоссыт, если действительно больно.

8

- Чай это хорошо. Если повезет, и он окажется уместен. Ну, то есть, если ничего серьезного, а просто грязь попала, или что-то в этом роде. В ином случае, он окажется панацеей. Как таблетка из сахара. - Исаак улыбнулся и отвернулся к тележке с инструментами, принявшись готовить шприц для забора крови.
- Это хорошо, что по расписанию. Часто... Почти всегда хозяева считают, что кошка это не собака, и ей можно накладывать еду в неограниченном количестве - вроде как захочет - подойдет и сколько надо съест. Это собаки съедают все, что дадут, независимо от объемов, а коты сдержаны. Заблуждение такое. На самом деле - порочная практика. И ожирение, и прочие дисфункции пищеварительной системы. Поэтому, и правда, лучше, в зависимости от дозы, два-три раза в день. Правда? - Последнее было сказано уже коту, инстинктивно напрягшемуся при виде шприца в руке доктора. Умные животные, они всегда невероятным образом чувствовали - тут пряниками кормить не будут.
Молодой человек снова придержал кота, ловко уложенного на бок, пока Исаак сооружал крохотный жгут из обрывка перчатки и искал такую же крохотную вену. Когда-то в академии он первым освоил это искусство поиска вены у мелких животных, и не растерял навыка.
- Панлейкопения. Попросту - чумка. Вы могли слышать. Нехорошая вещь... Одна из основных прививок у всех животных. Он у вас не гуляющий, верно? Тогда ежегодно ее делать особого смысла нет, но хотя бы раз в два года стоит. Совсем не больно. - Снова он обращался к коту. - Короткий укол в холку. Да, Гремлин?.. Отпускайте.
Он отвернулся снова, теперь уже занявшись вакциной.
- Не думал, что кто-то еще помнит это кино. - Он ухмыльнулся и через плечо глянул на парня. Странное... Неземное существо. С трудом верилось, что такая красота - самобытная, скорее всего где-то не обошлось без пластики, но черт его знает? Азиатская кровь вполне могла явить миру такое тонкое чудо.

9

- Панацея - это лекарство от всех болезней. - Шепотом заметил Кристоф, улыбнувшись. - А вы, верно, имели в виду "плацебо"?.. - Гладил Гремлина все время, пока врач был занят забором крови. - Я не выпускаю его из комнаты. Последний раз, когда он выходил прошвырнуться куда-то в коридор, чихал потом неделю. Смешно было... такой, смех сквозь слезы. Потому что времени на врача не было, а он, бедняга, прямо... ну... - Парень тряхнул головой, пытаясь стереть глупую улыбку с лица. - В общем, я не знал, чем его лечить, и он как-то сам вычухался. После этого я даже окон при нем не открываю и лишний раз как-то с кондиционером побаиваюсь.
В том мире, который он выбрал для обитания, условия в самом начале не способствовали содержанию животных. Но когда ты со временем получаешь некое влияние, мурлыча, сам, как кот, стелишься в ногах владельца - могут и тебе перепасть некоторые капризы. Стоит только старательней улыбаться и ластиться. Мир, который выбрал для себя Кристоф, не способствовал становлению простых человеческих отношений. Он не способствовал заботе и нежности. И, пожалуй, единственным существом, которому он мог дарить эти чувства и свои человеческие отношения - был Гремлин, компактный, бархатный и горячий. Искренне и нежно любимый. Холеный и балованный.
- Я очень люблю этот фильм. Мне так нравится Гизмо - когда-то еще такие игрушки делали, такой, цветной комок меха, с глазами и ушами. Ты ему живот почешешь - он мурчит. Играть с ним можно было. У меня когда-то был такой. Большой и маленький. Было очень обидно, когда садилась батарейка. Все, чему его научил - на ноль, и по-новой. - В короткой паузе Кристоф убрал челку за ухо, задумчиво улыбнувшись. - А когда мне приспичило кота, я в клубе долго всяких котят разглядывал. Только этот был лопоухий и глазастый. Такой, инопланетянин. Там всякие кошки были, но Грема меня просто сразил, вот прямо в самое сердце, да, мой хороший?.. - Мурлыкнул, наклоняясь, потираясь носом о подставленную кошачью щеку со щеточкой усов. - У меня никогда не было настолько верного друга. Барышня, которая мне его продавала - говорила, что они, как дети. Он плакал первый день, когда мне пришлось уйти. Я захожу в комнату, а он сидит в уголке и плачет... вот, честное слово... Такой удивительный... Кусочек неземного волшебства...

10

- Да... - Рассеяно отозвался Исаак. - А я как сказал? Да, плацебо, конечно. Все верно. - Он замер, держа в поднятой руке, инсулиновый шприц, с крохотной иглой - чтобы уж точно сдержать обещание и не сделать больно. Чем-то располагали его, очумевшего немного, и этот кот с чудным именем, и его хозяин. Хотя ничего такого, казалось бы, и не делали. Хорошо держались. Оба. Дружелюбно, искренне, и с достоинством.
- Только сами в духоте не сидите. - Он снова мягко улыбнулся. - Надо проветривать, все-равно. А то засидитесь в неподвижном воздухе, а это благодатная почва для бактерий нехороших. Ну что, уколемся еще раз? - Провел ладонью по голове расслабившегося, было, кота, аккуратно, почти неуловимым движением, подцепил его за шкуру на загривке, второй рукой молниеносно ввел вакцину. Быстро убрал руки - Гремлин сообразил, что с ним снова творят непотребства и выявил явное недовольство. - Теперь все. Останется только показаться нашему офтальмологу, он сделает назначения.
Озвучивать он не стал, но даже если это конъюктивит, даже если выявится хронь, ничего особенно страшного с красавцем хвостатым не произойдет. А это всегда радостно.
Он оперся обеими ладонями о стол, слушая рассказ молодого человека, время от времени улыбаясь.
- Ему повезло с вами. Несказанно, насколько я могу судить... - Снова коснулся холки кота, растирая образовавшийся комок под кожей. Потом вклеил в ветпаспорт уведомление о прививке, расписался.  - Теперь вам путь открыт в дальние путешествия.

11

- А вы сказали "панацея". Панацея, как таблетка сахара. - Парень улыбнулся, наблюдая за изысками явно не самого бодрого ветеринара, мастерски сделавшего укол Греме, который тут же возмущенно, грудным и хриплым баском, как умеют только сфинксы, возопил на весь кабинет, оглядываясь обиженно на обидчика, всем своим видом выражая вселенскую скорбь. Мол, я, вот, тебе спину подставляю, а ты меня вот так подло...
- В духоте - нет. Просто у него теперь гардероб поболе моего. Чтоб не мерз, на все времена года. - Кристоф засмеялся, тряхнув головой, просыпая на лицо темные шелковые пряди, чтоб тут же убрать их за ухо. Погладил возмущенное поведением человека животное, сунул руку в карман толстовки, достав оттуда витаминку, которая-то и витаминкой толком не была - скорее вкусовой добавкой - сухая душистая розовая мышка с белым пузом, прессованное нечто, вызывавшее у Гремлина приступы восторга и любви ко всему окружающему миру. Сунул угощение коту под нос, чтоб тот, разнюхав подношение, тут же забрал его, принявшись с аппетитом похрустывать.
- У нас, пока, самое дальнее путешествие - ваша клиника. - Хмыкнул коротко, по-кошачьи, одним мягким отрывистом выдохом. И подождав, пока кот закончит с моральной компенсацией, хлопнул ладонью по плечу, наклоняясь к Гремлину, явно подавая какой-то только им двоим понятный жестовый знак. - И крупно сомневаюсь, что мы уедем куда-нибудь дальше, чем этот город. - Улыбнулся, взглянув на врача снизу вверх, пока кот, выскользнув из-под руки доктора гибкой лысой плетью, забирался к хозяину на руки, обняв передними лапами за шею, как самый настоящий ребенок и задними ища опору, до тех пор, пока Кристоф не подставил под них ладонь.
Закутав кота в толстовку, но не спеша застегивать молнию - все равно у офтальмолога снова на стол ссаживать, парень снова взглянул на врача, чуть поднимая голову, чтоб Гремлин не терся лбом о подбородок и щеку.
- Вы мне сейчас расчет дадите, или оставите на ресепции? И еще - не подскажите, где тут офтальмолог? - Улыбнулся обезоруживающе, склонив голову к плечу.

12

- А... Ну вот видите, уже не соображаю, что говорю. - Исаак развел руками, но тут же, улыбнувшись, добавил. - Хорошо то, что это никогда не распространяется на профессиональную речь. Профдеформация.
Он проводил взглядом все манипуляции парня с котом - занятное зрелище. Наверное эти двое и правда с одной планеты. даже внешне похожи чем-то, но это уже явление частое. хотя в случае со сфинксами ему еще наблюдать такого не удавалось, лучше всего прослеживается сходство мопсов и бульдогов всех мастей со своими хозяевами. Почему-то каждый второй оказывается круглым, коротконогим, с курносым или многослойным, очень деловитым, лицом.
Исаак оглянулся на остывший кофе в пластиковом стаканчике, снял перчатки и кивнул.
- Я провожу вас, передам свою выписку ему, а потом вы уже обе оплатите на входе. Хорошо?
Он наклонился, чиркнул на бумажке с записанными процедурами пометку "-5%" и сунул в карман халата. Ну вот захотелось, по непонятной причине, сделать скидку. Молодой человек, судя по всему, в деньгах сильно ограничен не был, но и все-равно. Андерсон, офтальмолог, и так накрутит ему по полной, вот уж кому до лампочки все симпатии.
- Пойдемте. Нам сейчас на второй этаж. - Закрыв дверь своего кабинета на ключ, он снова оценил восхитительно пустой коридор, и завернул к лестнице. - Лифт не работает.

Отредактировано Исаак Маор (2009-12-15 13:38:48)

13

Кристоф только молча кивнул на вопрос об оплате - ему, лично, было все равно, когда и как рассчитываться. Со смутной улыбкой поймал взгляд, устремленный на пенополистероловый стаканчик с той бурдой, которой были заправлены все кофейные автоматы в этом бренном мире. В обнимку с котом направился за доктором, выскользнув из кабинета и найдя взглядом лестницу, ожидая, когда ветеринар выберет необходимое направление.
- Ну и пусть. Это же не тридцать второй, верно? - Улыбнулся, поднимаясь по ступеням, оставив небольшое пространство между собой и молодым врачом, чтоб не наступать на пятки и никуда не спешить. - Тяжелая ночь?.. Или дежурство? - Поинтересовался, все таки не выдержав неловкой тишины и зацепившись за возможность продолжить разговор. - Выглядите неважно. - И лучше прозрачный интерес в голосе, чем наигранная забота совершенно безразличного человека, который видит тебя первый раз в жизни. Искренность - обезоруживает. Что-то вроде этого.
Гремлин глухо, утробно заурчал у него на руках, явно расслабившись, и не подозревая, что всякие осмотры - они не закончились на душистой вкусной мышке, а будут продолжаться до необходимого результата. Иначе его бы сюда не тащили. Кристоф поглаживал его за ушами, пока они шли по коридору к нужному кабинету.

14

- Неет... - Протянул Исаак, улыбнувшись. - Примерно на тридцать меньше. - Он шагал наверх, не отводя взгляда от ступенек, потом быстро глянул на часы, пристроенные на лестничном пролете, над пепельницей, в так называемой курилке. До конца смены оставалось два с половиной часа. Почему-то остро захотелось взвыть и расхныкаться, но он, разумеется, сдержался. К тому же вопрос оказался в тему, что было не совсем хорошо - раз клиент уже замечает его неважный вид, но зато давало какой-никакой выход накатившему жалению себя самое.
- В моем случае это синонимы. Что, так заметно? - Он провел ладонью по лицу и принял волевое решение, пока никого нет, хорошенько прополоскать голову у себя, в раковине. Холодной водой. И взять сразу два стакана кофе.
  - Ничего, вечером отосплюсь и с новыми силами заступлю на новое.
Впереди замаячила дверь кабинета Андерсона, приоткрытая - значит старик на месте. Маор толкнул ее, заглядывая внутрь. Обменялся приветствиями с коллегой, передам ему лист и паспорт пациента.
- Вот и все. Сейчас он вас позовет. - Обернулся к молодому человеку, заботливо держащему кота на руках, склонил голову к плечу, вспоминая, что еще должен был сказать. - А, да, он, скорее всего, назначит вам повторный прием. Тогда загляните ко мне, если буду? Проверим вашу прививку.

15

- Не могу сказать, что сильно заметно. Если бы я не видел сцены у кофейного аппарата... - Кристоф оторвал руку от Гремлина, достаточно удачно сымитировав момент нажатия клавиши, намекая на последующее зависание врача, и его попытку законнектиться в глубокий сонный астрал. - Я бы не сказал, что все так плохо. Просто внимание - это одна из важнейших деталей моей работы. Если работает внимание - то есть деньги. Мне нравится замечать детали. Простите, не хотел вас обидеть. - Улыбнулся виновато, извиняясь этой улыбкой куда лучше, чем словами. - Я, конечно, знал, что у всех врачей временами может быть такой вид, но никогда не думал, что у ветеринаров - тоже. В клинике есть служба скорой помощи, раз вы настолько устали?.. - Логика. Логика правила миром, связывала любые события. А там, где не связывала - стояли причинно-следственные связи, которые иной раз были покрепче любой логики.
- Не злоупотребляйте кофе. Это вредно для давления и сердца. - Тоже без излишней заботы, просто как продолжение предложения. Как точка, или троеточие. Ему было банально интересно, что ответит ему на это врач.
Еще один кивок в ответ на фразу о повторном посещении. Конечно - мы посетим. Конечно, мы заглянем. Если от этого зависит здоровье капризной "кисы" - оно того стоит.
Кристоф все это время пытался на глаз оценить возраст ветеринара, и выходило так, что врач должен был бы быть не намного старше самого Эдерлинга. Усталость, обычно утяжелявшая даже самые юные черты, именно это лицо меняла совершенно в иную сторону, и парень казался беззащитным, странно хрупким.
- Вы дежурите в какие-то конкретные дни? Чтоб я зря не заглядывал... Я даже имени вашего не знаю. - Кажется, улыбка не сходила с чувственного рта, и была сейчас неподдельно солнечной. Располагающей. Именно это слово больше всего нравилось Кристофу.

16

- О. - Многозначительно отозвался Исаак, крепко задумываясь на пару секунд, вспоминая о какой такой сцене... А, черт! Это когда задремал, там, у ресепции. Позорище. Наверное, будь это клиника покруче и будь в ней другие хорошие врачи на смену, его бы турнули из БонаМенте на раз.
- Вот стыдоба... - Он усмехнулся, вроде как обращая сказанное в шутку, но заметно стушевался. Даже на бледных щеках, отдающих в зелену, проявилось что-то вроде румянца. - Я не всегда такой. Тяжелое дежурство... эм... - Запнулся, развел руками виновато. Ну не рассказывать же клиенту о том, что сам себя частенько подозревает в разрушительном равнодушии к организму. - Боюсь даже предположить, кем работаете вы. - Не соврал - даже не попытался. В голову полезли мысли о спецслужбах, но быстро оборвались. Хотя кто он такой, чтобы рассуждать о внешнем виде секретных правительственных агентов.
Своей мысли Исаак улыбнулся. И благодарно кивнул в ответ на предостережение.
- Нехорошо так говорить, но иногда врачу, чтобы помочь пациенту, нужно посадить пару внутренних органов.
Замолчал, оборвав самого себя. Над такой заявой из уст ветеринара можно было и посмеяться, а объяснять молодому человеку истинные причины своего хронического недосыпа, вызывающего потребность в кофеине и никотине, было бы самоубийственно. Поэтому он снова улыбнулся. - Знаете, по статистике самые больные люди - это врачи. И ветеринары входят в их число. Иногда. Но я стараюсь беречься.
Он полез в карман халата, где среди прочего, обнаружилась потрепанная визитка.
- Возьмите. А скорая помощь - это тоже я. К слову. Если что - вызывайте. А заглядывайте тогда, когда вас Андерсон вызовет. Сто к одному - я буду. Если нет, вас посмотрит сменщица.
При мысли о сменщице он недобро помрачнел, но ничего не сказал. Уж посмотреть как пошла вакцинация она, даст бог, сможет.

17

- Нн... - Кристоф жадно пронаблюдал за тем, как румянец тронул лицо врача, с каким-то неясным восторгом подумав о том, что не перевелись еще на этой планете люди, способные вот так легко краснеть. Сам он даже забыл, как оно происходит, его личный румянец - бледный, неясный, был всего лишь приливающей к коже кровью, вызванный... гм... физической нагрузкой. - Не в органах я работаю - это точно. Я бы поостерегся, с такой-то мордашкой, как у меня, меня бы з... - Осекся внезапно, подняв брови и глянув куда-то вбок. Как там было сказано... Профдеформация?.. "Ч-черт..." Кристоф неловко поморщился. Вырвалось как-то само собой. "Ну да, тебе ресепсионистка точняк объяснит, где работают мальчики, выглядящие, как я..."
- Тяжелое дежурство... Да уж. Как я вас понимаю. - Кивнул, потерев пальцами переносицу и конфузливо улыбнувшись. - Уж я вижу, как вы бережетесь... - Парень хмыкнул, поднимая голову, заправив рассыпающуюся челку за ухо. Взял протянутую карточку, одними губами прочитал информацию, перебрал взглядом цифры. И только потом произнес вслух, прочитав на немецкий манер. - Айзек Маор? Верно? - Взглянул в лицо, ожидая ответа. И зачем-то принялся гадать, действительно ли этот парень лечит только животных, или у них на каком-то курсе еще и человеческую анатомию проходят. Зачем об этом думал, не знал - в Замке свой врач был, который вроде как знал, что и как делать в случае чего. Однако - тоже часть профдеформации - по привычке искал место новому установленному контакту на лесенке ценностей. Если этот человек может быть полезен, то интересно, когда и в чем именно. - То есть, если я загляну, когда назначит офтальмолог встречу - это будет в порядке? Или есть какое-то обязательное время, чтоб посмотреть прививку?.. Вообще, она может вызвать какие-то негативные реакции у Гизмо?..

18

- С такой... - Маор спрятал улыбку - понял, что не стал озвучивать молодой человек, не по смыслу - по интонации. С таким лицом, вы были бы... - Кнопочка какая-то в сонной голове, судя по всему, отжалась и он едва не произнес вслух совершенно безумное и ненужное "украшением этих самых органов", в последний момент успев заменить на более уместное:
- ...Секретным их оружием. Никто бы не мог заподозрить вас в службе во благо разведки. - Усмехнулся. И правда, что-то не то сегодня с погодой, раз он стоит сейчас в коридоре и обсуждает с клиентом, совершенно незнакомым, такую ерунду. Но это было приятно, Андерсон за дверью тихо звякал стекляшками и не торопился начинать прием, а сам Исаак не торопился возвращаться к себе, в ярко искусственно освещенный террариум для доктора.
- Ага. - Кивнул, уже привыкший к такому варианту. Он и самому нравился больше - звучал как-то... Европеистее, что ли? И не сразу наводил собеседника на мысль о сионистском заговоре. - Абсолютно в порядке. Проходите без очереди, если таковая будет - процедура недолгая, чисто визуальный осмотр. Обязательный. Он ее получил уже не в первый раз, так что, думаю, нет. И времени обязательного нет, не волнуйтесь. Все так оптимально выходит - офтальмолог вам повторно назначит не позже чем через две недели, и вот в течение этого времени неплохо бы показаться мне. Возникнут вопросы - звоните.
Он шагнул вперед, снова погладил Гремлина по голове, обвел пальцами ухо, почесывая.
- Красавец...

19

- Секретным оружием. Да уж. - Кристоф рассмеялся - переливисто, тихо, только для себя, и, может быть, для доктора - в кабинете этот смех уже наверняка бы не услышали. - Я был бы эдакой Мата Хари, меня бы подсаживали в камеры к зекам, чтоб я из них вытягивал информацию... - Кашлянул, чтоб унять смех, но все равно расхохотался вновь, тряхнув головой. Гремлин, втянув голову в плечи, нервно дернул ухом, не совсем понимая причину такой бурной радости хозяина. - Вот уж да... Надо будет запомнить... - Парень погладил кота по голове, вновь обнимая, подхватывая поудобней - все же тушка была не из самых легких.
- Айзек. - Повторил, улыбаясь, кивнув самому себе, но глядя в лицо доктору. - Можно по имени, правда? Я - Кристоф. А с Гремой вы уже знакомы. - Наклонил голову, выслушивая дальнейшие комментарии по поводу посещения. Подумал мимолетно о человеческой корректности, рассчитав, что утром всегда нет очередей, и можно приехать просто раньше. Возможно, даже выпросив у Джудаса нужное количество часов, чтоб не высиживать их в ожидании в коридорах клиники. Улыбнулся вновь, когда ветеринар потянулся к коту, чтоб приласкать - сфинкс прижмурил желтые глаза, вытягивая тонкую шею и заурчав горлом, поджимая пальчики на передних лапах, мягко потягивая футболку хозяина.
- Он очень общительный товарищ. Еще пара визитов, и он будет сам к вам в кабинет заходить... - Чуть заметно дернулся угол рта, стоило подумать о том, что, может быть, с одной стороны лучше бы не было лишних визитов во благо здоровья кота; с другой же - болтать с ветеринаром было приятно и легко, как никогда. "Видимо, потому, что он не рассматривает тебя, как объект немедленного сексуального желания", - едко отозвался внутренний голос, тем не менее, совершенно не замутнив данным выводом солнечной улыбки.

20

- Ну... Как вариант, и к зекам. - Отозвался Исаак вежливо и иронично, стараясь не делать никаких выводов из того, что парень заговорил о такой версии своей потенциальной работы. В конце концов логика тут и правда была, а потому он пристыдил самого себя за то что то ли опошлел, то ли наоборот стал ханжой, и снова улыбнулся.
- Приятно познакомиться, Кристоф. С вами обоими. Отрадно встречать хозяев так искренне любящих своего питомца. Немцы, в основном, очень занятые. Время завести животное у них находится, благо это не так уж долго, а вот на лечение уже не хватает...  - Не выдержал, добавил от души, несколько даже наболевшего, но уже подсыхающего и становящегося не таким ярким поводом для ворчания. Профессиональный цинизм, куда без него.
- Заходите в гости, это приятнее, чем с поводом. - Продолжить мысль не удалось - высунулась бородатая рожа Андерсона, приглашая войти. - О, ну и хорошо. Я вас из рук в руки передал. Удачи. Надеюсь у Гизмо все будет хорошо, как с глазами, так и со всем остальным. - Исаак провел указательным пальцем по лапе кота, лежащей на руке молодого человека и кивнул ему самому. - До встречи. - Развернулся, заметно ссутулившись, зашагал по коридору обратно. На ходу обернулся, помахал рукой.

21

- Взаимно. - Кристоф кивнул, улыбаясь. Вот так все просто и совсем по-человечески. Просто поболтали. Внезапно пришла шальная мысль про термос чая и какие-нибудь сандвичи, или выпечку. Тем более, что дальше Маор сам предложил заглянул. Шкода-Кристоф мгновенно просчитал тысячу и один вариант того, как можно было бы заглянуть в гости к умилительно сонному ветеринару. "И я же загляну..."
Парень оглянулся на офтальмолога, выглянувшего в коридор. Кивнул ему, пробормотал простые слова приветствия, зная, что поздаровается еще раз, когда войдет с котом в кабинет.
- Оу, - вновь развернувшись к Исааку, улыбнулся, - спасибо. Вам тоже - удачи, и выспаться перед следующим дежурством. До встречи... - Стоял колом, глядя вслед, подхватил лапу Гремлина, помахав ею в ответ на прощальный жест ветеринара. И засек себя на том, что улыбается идиотом, стоя посреди коридора ветклиники. Тряхнул головой, развернувшись на пятках и проходя в кабинет.
Приветствие, Гремлин снова мостится на стерильной салфетке поверх холодного стола. Неразговорчивый, совершенно не располагающий к себе бородатый врач, немного пугающий и самого Кристофа, не то что недовольного Гизмо. Вяло отвечая на задаваемые вопросы, парень перекатывался с пятки на носок, держа руки в карманах толстовки и теребя уголок оставленной доктором визитки. И раздумывал над превратностями судьбы и том, как, интересно, изменится лицо врача, если до него дойдет, кто Кристоф такой по роду своей работы. Разные люди реагировали по разному, кто-то безразлично, кто-то резко, кто-то с неприкрытым интересом. У морали - разные грани и по разному взращены они у разных людей, в этом Кристоф уже давно убедился.
Выйдя из кабинета уже с выписанным рецептом и счетом, застегнул молнию толстовки, устроив Гремлина удобней. Присел на корточки, чтоб не держать кота навесу и, порывшись по карманам, достал чек из салона тканей, который давно уже забывал выбросить. Сдернул колпачок с разметочного маркера для ткани, который всегда был у него с собой, быстро написал на чеке номер своего мобильного, оставив вместо подписи короткое и лаконичное "Kr + Gr". Поднявшись, спрятал маркер обратно в карман, сбежал вниз по ступеням, пройдя к ресепции и рассчитавшись за посещение врачей. Вернулся к нужному кабинету, помявшись, нагнулся, запустив сложенный пополам чек под дверь, понадеявшись на то, что Исаак заметит его раньше, чем уборщица или медсестра. И лишь потом направился к выходу, выйдя на улицу, останавливая первое попавшееся такси.

Замок графа фон Альтена

Отредактировано Chimlin (2010-01-26 00:06:09)

22

Исаак вскинул голову, отреагировав на какой-то невнятный звук - оказалось, это сменщица, белобрысая дурында, ковыряет в замке своим ключом. За те несколько мгновений, пока она соображала, что к чему, он успел осознать, что задремал, уронив голову на скрещенные на столе руки, что заметно стемнело, что после парочки с шиншиллой и дедули с овчаркой посетителей больше не было, и, в конце концов...
- Мне кажется, или ты должна была появиться на сорок минут раньше? - Он потер лоб ладонью, спешно избавляясь от отпечатка, оставленного на коже ремешком часов, пока она засовывала в шкаф куртку и переобувалась, торопливо оправдываясь. Вот ведь везучая, зараза, будто знала, что он вырубится...
Исаак устало выслушал рассказ о сволочи-автомобилисте и огромной луже, о необходимости сменить одежду, о каком-то еще настырном ухажере...
- Стоп, все. Все, я понял. - Обороняющеся вскинул руки и, скрипнув поясницей, поднялся. Повторил те же манипуляции, что и она - снял и задвинул под шкаф приличные мокасины, и нацепил битые жизнью походные ботинки, пальто накинул на плечо. - Постарайся не уйти раньше, чем я появлюсь, хорошо?
Пожалуй она была единственной, при ком он мог не сдерживать эмоций, особенно негативных, но все-равно почему-то вымучивал улыбку и брал мягкий тон. То ли привычку не вытравить, то ли подсознательно избегал конфликта...
С кабинетом надолго прощаться не приходилось - в начале первого ночи он снова должен быть тут. Была вероятность очередного, после продолжительного затишья, заезда господина, чьего имени Исаак по-прежнему не знал, но догадывался, конечно. Его "товарищ", Вагнер, молчаливый и довольно неопрятный дрыщ, служивший кем-то вроде связиста между своим начальством и Маором, звонил рано утром, предупреждал... Воображение тут же нарисовало картину кровавой бандитской разборки, залитые кровью сидения блестящих черных машин, что-то такое очень кинематографичное... Черт знает, возможно в фантазии была неслабая доля истины. Знать достоверно ему не хотелось. Зато светил хороший куш и очередной этап смутной самореализации, ставшей уже как доза для торчка.
- До вечера, Эл. Хорошо?
Открыл дверь и на самом пороге заметил какой-то мусор. Подавив вздох и чудом не поленившись, наклонился поднять, и чудом заметил текст, не успев смять в кулаке. Kr+Gr. Долго размышлять не пришлось. Он зачем-то пробежался взглядом по цифрам номера и аккуратно уложил листок в кошелек. Чем черт не шутит? Повод для звонка вряд ли найдется, но... Почему-то сделалось приятно - Исаак улыбнулся и почти даже бодро покинул клинику.

23

Холодный растворимый кофе тошнотворно окутал пищевод синтетической пленкой. Исаак удовлетворенно вздохнул и откинулся на спинку стула, взглянул на часы.
Минутная стрелка как раз качнулась, тихо щелкнула и переместилась на соседнее деление. Еще примерно пятнадцать делений и рабочий день будет официально закончен.
Рабочий день. Логично. Рабочие сутки.
Правда было одно но, крайне полезное для клиентов, и периодически весьма мучительное для врача - так называемое правило последнего посетителя. Если он успевал ворваться в приемную даже за две минуты до конца смены, нужно было обслужить, разумеется. Даже если это не срочный случай, но тягомотная и требующая сосредоточенья, процедура.
Сменщицу это, правда, не смущало, она и часы переводила, бывало, но чаще просто сваливала по своим делам.
Это было очень благоразумно и Исаак все собирался когда-нибудь набраться чего-то сакрального, типа храбрости или наглости и тоже уйти пораньше.
Еще пара тихих щелчков. Он поднялся, вздохнув с облегчением - этот день явно не сегодня. И сегодня он уйдет, как всегда, последним.
Эта вялая радость продлилась недолго - на кончиках губ все-таки увязло разочарование, когда в дверь постучали.
Маор скинул пустой стаканчик в мусорку и рывком поднялся, огибая стол и выходя навстречу клиенту.
Впрочем, то ли опыт, то ли седьмое чувство подсказали, что этот мужчина, в костюме и коротко, замысловато блеснувшем браслете недешевых часов, не клиент. Или, по крайней мере, не рядовой.
- Здравствуйте... Что у вас случилось? - Он заглянул в лицо вошедшему, огибая его и зачем-то подходя к столу, бросил взгляд на сумку в его руке. Из сумки не раздавалось ни звука, это почти интриговало.

24

Исаак не отследил тот момент, когда вежливая улыбка стекла с лица, а сердце пропустило пару ударов.
Все вообще произошло очень быстро, окончательно лишая ситуацию правдоподобности. Секунду назад посетитель представился, произнес несколько слов, смысл которых Маор только начал обдумывать, и вот на его смотровом столе лежит нечто...
Он видел многое по роду деятельности и происхождения. Свежеподорванных на мине подростков, сбитых автомобилями собак, с развороченными утробами, явившими миру уже синеющие, раздутые внутренности. Видел мертвых и живых, которым не светило жить. Но нечто. Оно было... Извращенным. Так по-человечески, безумно извращенным, что на несколько долгих мгновений картинка поплыла перед глазами Исаака. Он отступил, ткнулся поясницей в стол и нервно вскинул руку, проводя ею по лицу. Стало заметно, как мелко дрожат пальцы.
Не тошнило, но он сглотнул и попытался отвести взгляд от этого извращенного нечто, но не смог. Он смотрел, смотрел во все глаза, даже перестав моргать. Потом медленно, словно мухи, увязшие в патоке, поползли мысли. "Человеческие... Мужские... Совсем недавно."
Доктор склонил голову к плечу, пытаясь разглядеть места срезов, чтобы понять - отрезаны при жизни или у трупа, но осознание неожиданно ударило в затылок и он переместился еще на шаг в сторону. Наконец вскинул голову.
- Уходите... - Голос постепенно окреп и он повторил, отрицательно мотнув головой. - Уходите немедленно, или я вызываю полицию.

Отредактировано Исаак Маор (2010-01-18 13:04:19)

25

Щелчок дверного замка стал созвучен взводимому курку. Лицо Исаака вытянулось и посерело, отчего при контакте с искусственным светом сделалось совсем мертвенным.
Незваный гость сказал что-то, ветеринар услышал его как сквозь толщу воды, а потом начал сближение. Молодой человек неловко, торопливо переступил с ноги на ногу, рассчитывая отстраниться, но не успел - на плечо легла рука гостя. От этого прикосновения по коже пробежали мурашки, а сам он содрогнулся, но замер, неестественно прямо, избегая даже коситься на сидящего на столе. Маньяка?
Выходило, что нет.
Он вспомнил свою первую встречу с нынешним незаконным начальством, когда к нему, сюда, на этот же стол притащили подстреленного бойца... Почему в тот раз все было иначе? И  он не испытывал такого ледяного и липкого ужаса, не понукающего к бегству, но вводящего в оцепенение. Потому что раненный человек не был извращен как это, лежащее на столе сейчас? Или потому что твердое и холодное дуло пистолета казалось гуманнее голоса, нашептывающего в ухо такие простые и очевидные вещи. Морган Аск Тэйлор. Причин сомневаться в сказанном им - не было. Во рту у Исаака пересохло, он попытался мыслить логически и неожиданно в голове всплыл единственный вариант спасения. За счет того, кто был, вероятно, немногим лучше. Ведь Маор уже давно и исправно работал на мафию. Почему бы мафии не прийти на помощь. Нужно было только... добраться до телефона...
Мысль сбилась, когда Тэйлор заговорил снова. Примерно тогда же Исаак снова обратил внимание на чудовищное создание, лежащее на смотровом, и наконец увидел срезы. Нескольких мгновений хватило на то, чтобы понять и убедиться - человек, отдавший руки для этого "экземпляра" был жив, когда их отрезали.
Собственные руки сделались вдруг чужими и холодными, Маор быстро сжал кулаки и сунул их в карманы халата, будто спасаясь от наваждения.
"Хотите поговорить об этом?"
Он не хотел. Смертельно не хотел.
- Да... Хочу...
Протянул руку, вырвал из держателя на стене кипу бумажных платков и бросил их на смотровой стол, хотя бы немного прикрывая лежащее на нем воплощенное безумие.

26

Исаак прислушивался к своим ощущениям скорее по привычке, чем из настоящего интереса - все они были так себе и удовольствия не доставляли. Он чувствовал, как свело судорогой живот, когда Тэйлор заговорил о тех, кто "порекомендовал" ему хирурга.
Чертова опасная игра завела в такие дебри, о которых он мог только догадываться, но никогда и не пытался, потому что наивно полагал, что в его случае все будет спокойно.
Игра с темными, опасными и неконтролируемыми силами привела, наконец, к острому приступу паники и моменту посыпания голову пеплом, когда единственное желание - броситься наутек, так быстро и так далеко, как это только возможно. Но вместе с этим желанием перед мысленным взором встает простая и ясная картина, бескомпромиссная как это это чудовище на столе, как короткий сухой некролог в газете, как закрытый гроб.
В руку легла фляжка - Исаак вздрогнул - показалось, что она ударила током. Мысли его подтвердились словами гостя.
Руки... руки, свои собственные, но переставшие быть частью тела, холодные, с негнущимися пальцами. Такие же как те, на столе. Не просто отрезанные, а так... Извращенные.
Отрезвила короткая, резкая боль - Исаак беззвучно вскрикнул и отдернул руку, одновременно с тем, как Тэйлор разжал пальцы, отпуская его.
"С головой или без"
Маор поднес фляжку к губам и сделал глоток, на автомате, даже вкуса не почувствовал, только обжег нёбо градусом алкоголя. Поморщился и резко отставил ее на стол рядом с собой, наконец обретя власть над конечностями, сделал широкий шаг в сторону от Тэйлора, как только твердый бумажный прямоугольник коснулся ткани халата. Вскинул подбородок, глянув на мужчину затравленно и почему-то решительно. Второе было вызвано, вероятнее всего, желанием не выдать творящейся внутри болезненной паники.
Все ли он понял?
Это маловероятно. Но самое важное все-таки вычленил - свое желание остаться и при руках, и при голове. И потому кивнул, а через мгновение дополнил ответ вербально.
- Все. Понял.

27

Еще один щелчок дверного замка - в увязшем в тишине мире Исаака - как гром среди ясного неба. И сигнал к пробуждению, как ощущение слезающей с шеи удавки. Надолго ли?
Он уже достаточно пришел в себя, чтобы признать - не очень.
Тэйлор напоследок попрощался и... Маор остался один.
Паника прошла почти мгновенно, осталась только воспоминаниями вроде ноющих мышц и мокрой на спине футболки. Если бы он хотел обозначить нынешнее состояние, то наверняка бы назвал его апатией или чем-то в этом духе. Чем-то таким необратимым и холодным, вроде стоящей за спиной Безносой с косой в костлявых пальцах.
Бежать? Будет только хуже. Он знал это по опыту общения с теми структурами, которые не называл даже в своих мыслях. К счастью не из своего опыта. Но один из тех, кто попался на его операционный стол, во время отходняка от наркоза, рассказывал о бывшем каком-то фармацевте шэфа, который почему-то решил, что пришло время завязать и провернул довольно ловкую аферу для своего побега. Исаак слушал невнятный рассказ раненного затаив дыхание и даже торжествующе улыбнулся - по его (и общечеловеческим) представлениям парня невозможно было отследить.
Но улыбка исчезла так же быстро, как и сегодня. Когда рассказ пришел к логическому завершению, в котором на самолет фармацевт так и не сел, а его тело полицейские обнаружили в таком ужасном состоянии, что опознавать пришлось только анализом ДНК.
Исааку не хотелось даже задумываться о том, что случится с его телом стараниями  доктора Тэйлора. Он достаточно расторопно связал в уме несчастный случай, произошедший с тем, кому он должен был стать заменой, и руками, пришитыми к свиной тушке. Да Тэйлор и не кокетничал, не скрывал этого чудовищного факта...
Эта мысль теперь засела в мозгу молодого человека и он даже не заметил, как покинул клинику, даже не заперев кабинет, нацепив куртку поверх халата и направившись в место, которое уже перестало казаться своей крепостью, но было единственным, готовым приютить его в этом городе.


Вы здесь » Der Totentanz » Центр города » Ветеринарная клиника BonaMente