Der Totentanz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Der Totentanz » Вступление » Исаак Маор


Исаак Маор

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя персонажа.
Исаак Маор. Отзывается на все варианты произношения имени - Айзек, Ицхак и т.д.

2. Возраст, пол.
М., 25

3. Внешность.
Не выдающиеся внешние данные, но и уродом так вот сразу не назовешь.
Не очень высокий - 1,70 м. Из-за нарушения питания (попросту - нет времени на перекусить) то и дело впадает в состояние, близкое к истощению, но каждый раз "оттаскивает" себя в состояние нормы. В пограничном состоянии выглядит совсем неважно - цвет лица отдает серым, под глазами ложатся тени.
Темно-русые волосы, средней длины. Голубые глаза. Хотя это из области лирики - чаще всего они все-таки выглядят серыми.
Кто-то говорил, что нос выдает в нем национальность, но сам Маор этого не замечает.
Кожа сильно подвержена природным влияниям - легко обгорает, обветривается, если не предпринять мер.
Особые приметы, выдающие, в какой-то степени, профессию - шрамы и свежие царапины, иногда что-то серьезнее - следы укусов, переломы и прочие неприятности, почти всегда бережно залитые йодом и спрятанные под бинтами и пластырями.
Часто улыбается, не всегда от радости, но бывает и такое.

4. Характер.
Ненавязчиво общительный, в меру остроумный и опасно-добросердечный. Опасно, потому что часто получает по шее, когда решает сделать что-то хорошее. С годами это поумерило его пыл, и все чаще удается пройти мимо чужой беды, но иногда резьбу срывает и остается только надеяться, что новое унылое геройство не лишит его почки или чего-то поважнее.
Кстати об унынии - бывает, что впадает в него, и надолго. В такие моменты становится молчалив, мрачен и может нехорошо сорваться. Такое состояние, когда падает забрало, и на все и всех становится наплевать. В такие моменты непонятно откуда в славном пареньке появляется желание кого-нибудь уничтожить (а у кого его не бывает?). Этакая отсылка к детству - в переходном возрасте он был временами даже слишком агрессивен.
Но это то, что внутри и наружу никогда (действительно - никогда) еще не являлось.
Клиентам он нравится, как и их хозяевам. А это хороший знак.

5. Способности и увлечения.
Действительно хороший врач. Сам бы так о себе не сказал - скромность помешала бы, но в глубине души, признает. Т.е. верит в свои силы.
Вторым пунктом - действительно хороший ветеринарный врач. Хотя здесь есть один недостаток - устал Исаак от ветеринарии. Руки тянутся к другому.
Вечерами штудирует труды по хирургии, катает пальцами монетку, развивая моторику.
Благодаря отцу немного разбирается в саперном деле. Хотя скорее даже наоборот - т.е. после "освежения" знаний, ему легче будет взорвать, чем разминировать. Играет на гитаре.

6. Роль.
Ветеринарный врач. Нелицензированный хирург

7. Ориентация.
Пассив. Никаких запретных тем для себя еще ни разу не встречал и подозревает, что их нет.

8. Биография.
О своем детстве помнит только, что Бог наградил семью Маоров почти невероятным, даже по тем временам, количеством детей, а грамотного применения им не нашлось. К тому же отец, бывший военный, умудрялся всю свою неплохую пенсию тратить на выпивку и прочие маленькие радости усталого и не довольного жизнью старого еврея, давным-давно отказавшегося от веры.
Короче, до какого-то момента Исаак рос, как трава. Занимался чем хотел, исправно кидался камнями в сторону, кипевшего жизнью и взаимной ненавистью, несуществующего государства Палестины, гонял собак, читал книжки, мечтал стать доктором, как все те героические мужчины, работающие в горячих точках, и почему-то исправно ходил в школу. Ходил, ходил, да и оказался, неожиданно, подающим надежды, студентом медицинского факультета Тель-Авивского университета. И года не прошло, как планы, выверенные годами, пошли прахом. Отец помер от пьянства, один из братьев подорвался на арабской мине, после чего второй (вот же логика!) сделался солдатом-контрактником, сестры разбежались по мужьям, мама уехала жить к одной из них, а оставшегося в одиночестве Исаака угораздило обосноваться в секторе Газы, который через пару месяцев подчистую расселили. Дальнейшее обучение встало под вопрос, который так же скоро разрешился одним большим жирным крестом на карьере военного врача.
И тут же что-то в голове Маора щелкнуло, он решил резко поменять свою жизнь, и по наитию покатил в неизвестный городок где-то в Германии, по щедрому приглашению друга и бывшего одноклассника. Он, в общем-то планировал получить высшее образование в Европе, но навалилось много и сразу - оказалось, что это не так уж просто, и максимум, на что он мог расчитывать - трехлетние ветеринарные курсы с дипломом ветврача.
Работа хорошая, пациенты благодарные, но где-то сидит и обидно тренькает напоминание о том, какую ему прочили карьеру...
Тренькание упрямо задвигается куда подальше, и жизнь продолжается. Есть свой угол, есть деньги на сигареты, есть почти постоянные круглосуточные дежурства в простой, но крепкой клинике, а это уже неплохо для приезжего. Но в глубине души - не очень глубоко, если быть честным, в нем активно цветет желание стать настоящим хирургом. Но пока он является гражданином другой страны, и зарабатывает копейки, получить высшее медицинское образование - задача почти невыполнимая.
Только однажды, в ночную смену, когда кроме него в лечебнице был один, давно спящий на втором этаже, охранник, появился гражданин, с широкими жестами и в дорогих туфлях, не знающих дорожной пыли... Он появился не один - в сопровождении двоих "товарищей", один из которых, несмотря на сопротивление, держал дверь и не давал ошарашенному Маору сдвинуться с места, а второй интимно приподнял полу пиджака, демонстрируя свежий огнестрел.
Стоило признать, Исаак не стал долго кочевряжиться, а поддался вежливым и прямолинейным просьбам ночных гостей, и, главное, своему собственному честолюбивому желанию взять в руки скальпель... Одним словом, эфир, стол, инструменты и перевязочный материал нашлись, он сам остался в восторге от того, как провел операцию, хотя и был в состоянии совершенной эйфории, а господин в туфлях оплатил чудовищную, в своей незаконности, акцию так, что хватило бы на однокомнатную квартиру на окраине.
Так Айзек (не хватало у немецкого господина терпения учиться выговаривать лишние "а") получил сумасшедший дополнительный заработок, возможность самореализации, и... окончательно потерял себя, как настоящего врача, наделенного этикой и моралью...

9. Приговор.
mors

Заявка.

Отредактировано Исаак Маор (2009-12-14 22:29:09)

2

Заявка:
Опишите историю одного из шрамов персонажа

3

Это навязчивое гудение лампы дневного освещения, и ее редкое, но постоянное мигание, вызывало стойкую ассоциацию с фильмами ужасов. Из тех, что крутят в ночь на субботу по кабельному.
Исаак посмотрел на часы. Да-да, вот примерно как сейчас. Иногда он засыпал под такие плевки кинематографа. А сейчас пришлось двигать стул, влезать на него и осторожно, кончиками пальцев, перемещать длинный плафон до тех пор, пока мигание не прекратилось. В какой-то момент страшно закружилась голова - перед глазами поплыли цветные круги. Он поспешно ухватился за угол шкафчика и с его помощью спустился на пол - под ногами скрипнула половица, спрятанная под слоем немолодого линолиума.
Неприятный инцидент заставил, однако, спохватиться и чиркнуть таки записку на стикере, гласящую многозначительно: "поесть! поспать!"..

...она улетела под стол, унесенная сквозняком, образовавшимся из-за резко распахнувшейся двери. В кабинет ввалился огромных размеров мужчина, с собакой на руках. Судя по бешено работающим лапам и ее попыткам вырваться, пафос был не обязателен, но глаза хозяина размером с блюдца, а кровь отлила от лица, что обычно означает крайнюю степень испуга и невменяемости, когда пафос - вещь совершенно необходимая.
- Сюда, пожалуйста. Что случилось?
Он проглотил дурацкое, но повсеместное "с вами", употребляемое не только ветеринарами, но и педиатрами, вытянул из коробки пару перчаток.
Из вылившегося потока бессвязной информации вырисовалась картина произошедшего - пес сорвался с поводка и рванул то ли за птицей, то ли за кошкой, то ли хрен знает куда, и угодил под колеса автомобиля. Черт, он слышал подобные истории так часто, что впору было ломиться в правительство, с законом об обязательном пришивании поводков собак к рукам их владельцев.
Метис овчарки, оказавшийся на столе, поутих, дав посмотреть глаза. Но стоило начать прощупывать его ребра, взвизгнул, мгновенно подняв шерсть дыбом, легко скинул руку хозяина и, изогнувшись дугой, клацнул зубами по кисти Исаака.
- Стоп! Стой, стой! Помогите мне. - Ошалевший от переживаний мужчина послушно скрутил своего любимца, снова прижимая его к почти зеркальной поверхности стола. Моар же быстро зафиксировал пасть собаки марлевым намордником, костеря себя за то, что никак не привыкнет делать это сразу же.
Дальнейший осмотр прошел без эксцессов и уже обезболенный, с шиной на лапе, и зашитой бровью, пес отправился на томографию к Гансу. Ночным подарочком - своим "папочкой", суетящимся, задающим под руку дикие вопросы и сыплящим ненужной информацией, как из рога изобилия...
Вручив хозяину листок с назначениями для животного и ватку, смоченную нашатырным спиртом для него самого, Исаак смог, наконец, заняться рукой. Сперва содрать лопнувшую в нескольких местах перчатку, потом залить руку перекисью водорода и йодом. Противостолбнячное, повязка... Аах, черт, руку хоть в холодильник клади - так горит.
Он тяжело опустился на неудобный круглый табурет и прислонился спиной к дверце шкафа. Закрыл глаза и услышал, как снова загудела лампа. Или это уже не лампа?
В дверь снова постучали.  Черт, что ж там было написано на том стикере?

4

Добро пожаловать в хоровод. Вы приняты


Вы здесь » Der Totentanz » Вступление » Исаак Маор